prosvetj: (Default)
В детстве меня этот рассказ Максима нашего Горького потряс до состояния ступора. Своей простотой. Безысходностью. Невероятной обыденностью жизни людского дна. Я до сих пор дрожу, когда его вспоминаю, и боюсь его перечитывать. В школе нам втуляли, конечно, что это проклятый царский режим довёл граждан до скотского состояния, и только революция освободила их - и физически, и, что характерно, духовно.

Прошло время, сменился строй, стиль жизни, приоритеты у властей и людей, а "страсти-мордасти" - вот они, выгляни в окно. Так получилось, что тусовка местных алкашей облюбовала для проведения своего досуга именно крыльцо нашего подъезда. Не бомжей, нет. Именно ежедневно тяжко пьющих людей, мужчин и женщин неопределённого возраста, которых кормят мамы, жёны или нет-нет да заедут с деньгами дети, брезгливо закинут папе "на пропой" тысяч пять, для очистки собственной совести - и фьюить! Потому что о чём с тем папой говорить, если у него только два состояния в жизни: с перепою или пьян в дрова. Наверху живёт у нас сосед, Борис Николаевич. Я запомнила, как его зовут, не только по аналогии с Ельциным, а потому, что первую половину каждого месяца (пока не пропил пенсию, стало быть) его имя каждый день раздаётся в нашем дворике. "Борис Николаич, наливай!", "Борис Николаич, десятки не хватает на полбанки, добьёшь?!", "Мужики, занесите Бориса Николаича на пятый, а? Ну чё вам, в падлу, он же опять всю ночь в подъезде проваляется!". Борису Николаичу, наверное, под шестьдесят. У него что-то с ногой, ходит он с костылём, но мужик он крупный и крепкий. И на спиртное крепкий, и в глаз может дать. Седой, аккуратная борода, судя по обрывкам слышанных мною разговоров, он неглуп. В любом состоянии говорит мне "Всех благ!" - ну, если ещё не уронил седую голову на грудь и способен кого-то видеть.

Невнятная тётка в одних и тех же трениках и зелёной кофте, ну, зимой ещё добавляется жуткая чебурашковая шуба - ещё один персонаж. Какой-то огромный бритый мужик. Молодой. Агрессивный. Трезвым не видела ни разу. Ну и вечно к ним ещё кто-то прибьётся, кто просто в запое, а не глушит, как они, каждый день. Таким образом, человек шесть-восемь ежедневно (е-же-днев-но) пьют под моим подъездом водку, запивая баллоном какого-то копеечного пива. И вот это - страсти-мордасти. Вот эта обыденность и ежедневность, эта тупая, беспросветная, вялая и глупо пропиваемая жизнь. В субботу мы с благоверным с омерзением наблюдали, как здоровый бритый ублюдок ударил свою пьяную жену, она упала на асфальт, зацепив ещё одного алкаша - и реакция просто... Ну слов у меня нет.
- Молодец, Витёк, аккуратно упал, даже закусь (стаканчик мороженного) не выронил.
Женщина лежит. Нелюди разливают, обнимают ещё одного такого же, только что подошедшего, немедленно наливают и ему. Она лежит. Благоверный, видя, как мне поплохело от сцены, берёт меня за плечи и уводит, недокурившую, с балкона. Мерзейшая вша на душе лежала с полчаса, пока благоверный меня не сбил с этой темы чуть ни насильно.

Люди борятся за свои жизни, страдая раком. Живут, теряя обе ноги, тренируются, не сдаются. Рисуют, за неимением рук, ногами. А этим нелюдям даны руки, ноги, здоровье несокрушимое, ливер, твою мать, всё на свете дано, а они не берут! Им не надо, они валяются в собственной блевоте и не желают оттуда вылезать, до чего ж страшно это всё, до судорог...

...Купила себе дивные мокасины, шла домой лучезарная и счастливая. А под подъездом - они. Мат, смрад, пара из них уже даже не мычит, две жутких бабы с водкой в руках - страшно. Страшно. Страшно. Это - люди?! Почему? Ну почему?

Написала последний вопрос, а из окна несётся "Слышь, Пашк! Мороженное, говнюк, бери не за пятнадцать, а за одиннадцать рублей, ёбть!". Откуда-то мужской сердитый окрик "Слышь ты, давай без мата, тут дети!". Притихли на полминуты - и снова жуткий пьяный женский смех, мат, вой, бред... Страсти-мордасти, собственными руками созданные, ежедневно лелеемые, на общее обозрение выставляемые. Кайло или лопата - и за сто первый километр, добывать себе хлеб собственным потом, а не кровью и душами близких. Никакой демократии. Только диктатура.
prosvetj: (Default)
Те, которые не пожалеют тебя, не купят тебе раскладушку и не сварят утром кофе. Те, кого утомляет твоё присутствие. Те, кто тобой тяготится. "Да-да", - говорят они тебе, позвякивая ложкой о край чашки с кофе, думая "О, боже! Неужели это никогда не кончится?!". Они деловито роются в твоей жизни, как в собственном шкафу с барахлом, а на твоё участливое "Что, заболел, что ли?" хамски говорят "А тебе какое дело?". С ними холодно, будто в холодильнике. Чем дольше с ними общаешься, тем больше они тебя ненавидят. Любая твоя глупость - лыко в строку. А ты под их тяжёлым недобрым взглядом звереешь, как медведь в клетке, и делаешь ещё бОльшие глупости. Ещё. Ещё...

Мегатонны глупостей никуда не деваются. Они перерастают в сантиметры ненависти. К тебе. И, если не хотеть, чтобы сантиметры превратились в метры и обвили тебя, как цирковой удав - надо рвать. Не для чужих людей, для себя. Чтобы дышать, не задыхаясь.

А с другой стороны, чужие люди - это прекрасно. Потому что ради них стоит драться за жизнь. Они ведь в любом случае тебя не переносят, правда? Ну, стало быть, им будет сильно противно, коли у тебя хоть что-то да получится. А это - прекрасный мотив и дивный стимул.

Мне не нравится быть взрослой из-за всё возрастающего давления на меня чужих людей. Но я взрослая и перейти в иное, пусть даже газообразное, состояние - неа, не выйдет. С другой стороны - я ведь взрослая. Значит, тоже могу быть "чужим человеком". И отлично. В этом - плюсы взрослости.

Хорошо было Дали, он был признанным сюрреалистом. Я же - сюрреалист начинающий, то есть никакой. И вряд ли стану каким-то. Помните "Москва слезам не верит"? "Поздновато начинаете!" - это про меня.
prosvetj: (Default)
Отвратительный день, отвратительный! Моя любимица, моя самая-самая актриса, моё сокровище, мой любимый секретарь мэтра Роше, талантливая сильная маленькая Софико Чиаурели умерла. Реву. Реву, потому что она мне как родная была - ясноглазая, ироничная, умеющая смеяться над собой и улыбаться миру, чёрт возьми, сижу и реву - всю клавиатуру закапала...

Почему ей нельзя было пожить ещё лет двадцать, а? Почему так несправедливо коротка жизнь, даже для талантливых людей?

...Сама от себя не ожидала. Реву-реву-реву....

Profile

prosvetj: (Default)
prosvetj

July 2011

S M T W T F S
     12
34 5678 9
101112 131415 16
17 18 19202122 23
24252627 28 29 30
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 03:15 am
Powered by Dreamwidth Studios