prosvetj: (Default)
В этом году у Осени было много дел, Лето оставило после себя кучу недоделок, потому Осень дала Лету подзатыльник, выгнала с насиженного места раньше срока, пообещав, однако, что в сентябре уступит Лету две недельки. Осени ведь, помимо работы, и домом надо заниматься: наливки вишневой поставить, огурцы с помидорами закатать в основательные пятилитровые банки, да погреб подправить, да арбузов в бочонке засолить - самая лучшая закуска под водку, самая, лучше не найти! Зима эти арбузы так любит, что уже третью зиму подряд филонит и почти не занимается заморозкой. Так, пару недель поморозит, и то больше Сибирь да Север, а в центральной части России красота - ни тебе минус сорок, ни тебе валенки да тулуп. У Зимы, вишь, под Тулой домик с банькой, а сама Зима арбузы под водку любит, а вот мерзнуть - неа. Хитрая, сами видите. Правда, в прошлом году обиделась и морозила Европу, основательно так, погубила к чертям много чего - и бомжей штук сорок, и по инфраструктуре европейских городов прошлась. Знаете, чего психовала-то? Сейчас расскажу.

У неё, у Зимы, спор с Весною вышел. Весна только в сказках вся такая пушистая да нежная, а в реальности Весною кличут здоровенного рыжего мужика с пудовыми кулачищами, романтизма, правда, в нём достаточно, но видок тот ещё: косуха, кожаные штаны, тяжелый мотоцикл и сапоги-казаки, все в заклепках. Ну, правда, на каске нарисованы листочки да веточки, да и майки Весна любит зеленые да салатовые, но, сами понимаете, при двух метрах роста эти незначительные мелочи в облике не шибко-то настраивают на лирический лад. Так вот, лет триста назад подарили Зиме алмаз, красивый, крупный, как страусиное яйцо. Зима этим алмазом гордилась, будто родным дитятей, а дарителя по фамилии Де Бирс почитала другом и ежегодно на его могилу ездила, оградку там подправить, плиту отполировать, морду смотрителю кладбища в профилактических целях набить. И тут Весна, прибыв из Голландии, заявляет, что в перерывах между курением травы взял да посетил он музей алмазов этого самого Де Бирса. И выяснил, что там, в музее, стоит аналог алмаза, подаренного Зиме. Только тот, мол, натуральный, а этот - подделка, макет, дубликат, короче, фуфло стеклянное.

Зима заказала экспертизу, с Весной расплевалась, попавшееся под горячую руку Лето обозвала "вонючим опарышем" - и умчалась в Тулу, арбузы под водку трескать. В компании Осени. Ну что, эксперты выяснили, что таки да, не алмаз был подарен Зиме хитрым голландцем, неа, не он - искусственным камень-то оказался. Что было, ой! Зима устроила Голландии такую зиму, что вы! С психу зацепив всю Европу и даже Египет, в котором ошалевшие арабы смогли наблюдать снег. Один день и не сильный, конечно, но было, было! Смотрителю кладбища, на котором упокоился проходимец Де Бирс, Зима снова начистила морду, могилу Де Бирса закидала гнилыми помидорами, а на плите написала баллончиком с несмываемой краской написала известное русское слово из трёх букв. До сих пор не отмыли, как ни пытались. Плиту надо менять, но кризис общемировой, вы в курсе, поди, на живых-то денег не хватает, куда уж на покойников-то тратиться...

Да-а-а, история. Ну а что касается нынешнего года, так сами видите - Лету влетело и на его место уже заступила Осень, правда, Лето сейчас забор Зиме на даче покрасит, на баню резные наличники повесит (да-да, в стане времен года дедовщина, а Лето само виновато, балбесничало всё лето) - и снова ненадолго вернется. В сентябре, Осень обещала. А Весна как раз отдыхает, нынче в Японию поехала. Правда, перед этим очень сильно интересовалась коллекцией катан, которая висит у Зимы в специальном зале, Зима теми катанами гордится - что вы! Какой-то Морихей Уэсиба ей эти катаны подарил, японский мастер айкидо, вроде.

...Пока синоптики обещают тёплую зиму. Но что-то мне подсказывает, что японцам лучше бы утеплиться, слишком веселым был голос у Весны, когда он вчера звонил Зиме. И вопрос-то задал всего один - "Ты уверен, что тебе подарили старинные японские боевые катаны, а, дружище Зима?".
- Да! - рявкнул Зима и судорожно подтянул к себе плошку с солеными арбузами.

Что ж, поживем - увидим. Одно ясно: погодные аномалии никак не связаны с глобальным потеплением или озоновыми дырами. Это внутрисезонные отношения, сами видите. Такие же непростые, как и у нас, у людей.
prosvetj: (Default)
Если свести глаза к переносице, то можно увидеть свой нос. Я свой, допустим, вижу - самый кончик. Он, после прочтения ваших комментов ко вчерашнему вечернему посту, имеет отчаянно поросячий цвет - да-да, с утра пораньше я наревелась, мне стыдно, что я вчера так неосмотрительно впала в грусть-печаль. С другой стороны, откуда бы я узнала, что верхние посты, оказывается, таки читают, незнакомые мне дети едят котлеты по моим рецептам, уволенные люди не валятся в депрессию, благодаря тому, что я тут каждый день балбесничаю, вместо того, чтобы сеять, пахать или там летать в космос - туда-сюда, туда-сюда. В общем, я решила распечатать те комменты и всякий раз, когда меня посетят мысли о собственной несостоятельности и никчёмности, я стану эти комменты читать и надуваться от гордости. Честное слово, как только мне в очередной раз кто-нибудь скажет, что жж - это фигня, не стоящая внимания, я стану смеяться диким хохотом. Впрочем, нет. Если мой оппонент будет пониже, поуже и поменьше весом, нежели я, то я стукну его в нос (не одной же мне ходить с носом поросячьего цвета!). Ну, а если нет - тогда, конечно, придётся смеяться противным смехом, как той Мальвине. В любом случае, я с таким товарищем не соглашусь - ни за что!

Вчера осень переломилась на зиму - отсюда и массовое впадение в тоску, печаль и нервенное состояние. Взять хотя бы Люсильду Макинтош... Как?! Вы не знаете Люсильды?! Боже, это серьёзное упущение, но я вам быстренько расскажу, не переживайте. Люсильде уже сорок, у неё золотой передний зуб, бюст пятого размера и совершенно нету мужа. От этого у неё мигрени и неприятная привычка спать на спине. Спя на спине, она храпит и посвистывает. Её сосед, Эдуард Витольдыч, уже сто раз говорил Люсильде, чтобы та хотя бы ковёр на стенку повесила, он ведь живёт в соседней квартире и плохо спит, потому что не переносит храп. А слышимость в наших домах эпохи развитого социализма такая, что Витольдыча можно понять.
- Вы хам, Витольдыч, - отвечает измученному соседу Люсильда и предлагает переставить кровать к другой стенке. А Витольдыч консерватор и любит спать там, где спит. И не соглашается переставить кровать.
- Ну и мучайтесь тогда, раз вы такой вредина! - смеётся Люсильда и, блестя золотым зубом, проносит мимо невыспавшегося соседа свой могучий бюст, укутанный в пальто и шарфик. Эдуард Витольдыч уже и к управдому ходил, но что тот может сделать? Если бы Люсильда Макинтош, к примеру, не платила бы за квартиру, или пела бы церковные гимны в уборной, или завела бы себе слабоумного пингвина, а тот бы стал кричать и метаться - управдом бы Люсильду приструнил. Но Люсильда чинно читает по вечерам женские романы и изредка - "Квантовую физику", потому как Люсильда физик. Квантовый. Так что управдому нечего вменить в вину Люсильде, увы ему, управдому. И Витольдычу тоже увы.

Второго декабря Люсильда собиралась на работу, а Витольдыч злился, потому что опять не выспался. Но тоже собирался на работу, деваться некуда. И вот Люсильда выплыла из своей квартиры и наклонила голову, чтобы посмотреть, блестят ли носки её сапожек? Сапожки у неё были лаковые, Люсильде нравилось ими любоваться. В этот момент Витольдыч и распахнул свою дверь. Отчего-то (видно, с недосыпу) это получилось у него очень резко. Кабы не сапожки и наклоненная к ним Люсильдина голова, дверь Витольдыча отпружинил бы бюст нашей уважаемой героини. Но (о, небеса!) всё было так, как было. На скрип двери Люсильда чуть подняла голову - и дверь Витольдыча впечаталась ей прямёхонько в нос.
- Угум! - сообщила миру изумлённая Люсильда и свалилась в обморок. Витольдыч тоже хотел упасть в него же, в обморок, но не посмел - он был, в сущности, хорошим человеком и достойным гражданином. Потому он взял себя в руки, побежал к телефону, на бегу велев старушке-маме нести полотенце и нашатырь, и вызвал скорую.

...Через две недели Люсильду выписали из больницы. Подумаешь, сломанный нос! С кем не бывает! Витольдыч ходил навещать Люсильду каждый день, чувствуя вину и стыд. За две недели он выяснил, что Люсильда прекрасный человек, умница и доктор наук, а то жили рядышком, а друг о друге ничего не знали. И Люсильда с удивлением поняла, что Витольдыч не сухарь и не зануда, а вовсе даже дивный мужчина, начальник отдела и любитель Диккенса. Деваться им после таких открытий было некуда - и весною они поженились.

Что? Нет. Люсильда больше не храпит. Видите ли, Эдуард Витольдыч сломал ей дверью нос и сместил перегородку, которая и провоцировала Люсильду на храп. Если встретите их, не спрашивайте, как они полюбили друг друга. Витольдычу очень неудобно говорить "Когда я сломал Люсильдочке нос", сами понимаете.

Доброе утро.
prosvetj: (тУпик в полный рост)
Когда тупику скучно, он садится на маленький приступочек возле своего дома со слюдяными стеклами в окошках, достает из кармана бархотку - и начинает натирать ею клюв. Клюв у тупика обширен, потому работы с натиранием клюва ему аккурат до вечера. Тупик сосредоточенно сводит глаза к переносице, ловит клювом солнечные блики и усердно работает крылышками. Вжик-вжик, вжик-вжик! Когда солнце начинает резать тупику глаза, отражаясь в начищенном клюве ослепительными мандариновыми всполохами, тупик считает, что работа вполне закончена - и решает добавить последний штрих. Зайдя в дом, тупик критически осматривает клюв в зеркале, старательно сдувает с него невидимую пылинку, пуская воздух через ноздри шумными "пшшшш!" - и лезет на верхнюю полку буфета, встав лапами на табуретку. Оттуда, с верхней пыльной полки, тупик достает фляжку с машинным маслом, чуточку отливает в плошку, спускается вниз и садится полировать клюв. Тупик давно привык к запаху нагретого машинного масла, тупик натирает клюв с такой тщательностью, что клюв разве что не дымится - вот до чего тупик заботится о холе клюва, вот до чего педант, вот до чего эстет!

...Что, впрочем, не мешает ослепительноклювому тупику, спустившись от своего домика вниз, в шумную кутерьму послеления тупиков, немедленно выпить половину ведерка пива, на спор продолбить тяжелую дубовую столешницу паба "Романтичный тупик" (насквозь, расчетное время долбления - 12 секунд), получить от приятеля-тупика честно выигранные три монеты - и сидеть счастливым, с расхристанным чубчиком, поцарапанным клювом и второй половиной ведерка пива.

Это завтра, в понедельник, тупик наспех вытрет похмельный клюв влажным полотенцем, да и помчится вниз, на работу, на ходу соображая, куда он дел свой жетон дежурного ловца форели, где оставил фуражку и как он мог так напиться, что даже давал свистеть в свой боцманский свисток щенку Бармалею. Но это завтра. А пока тупик наводит на клюв последнюю красоту, пока тупик трезв и надменен, пока он уверен, что придет в "Романтичного тупика" и закажет литр апельсинового сока, к удивлению всей компании, и будет сидеть гордо и безалкогольно. Да-да, завтра тупик будет другим. Да что там, он будет другим уже через два часа, когда поймет, что "Романтический тупик" не место для апельсинового сока, отчего закажет ведерко пива. Но сейчас не станем уж гасить прекрасные порывы души нашего тупика, ладно? Вон он, бедняжка, ищет свой боцманский свисток, никто не видел, куда он его дел? А, вот же он, висит, как обычно, на груди нашего тупика. Просто тупику он был не по глазам. Да и как тут увидишь тот свисток, когда вся комната тупика сияет солнечными зайчиками, которые пускает по комнате зеркальный тупиковый клюв?

Хорошее сегодня у тупика воскресенье. Надо не забыть положить на тумбочку у его кровати аспирин. На завтра.
prosvetj: (Default)
У четверга было отвратительное настроение. По осени он вообще всё время был зол и исключительно сварлив, ибо только осенью ему приходилось пахать, как савраске. Люди, эти безмозглые двуногие паразиты, в течение всего года давали опрометчивые обещания "после дождичка, в четверг!" - и забывали об этом, как распоследние тетери. А ему падали и падали задания в электронную почту, мировой разум - это вам не кошельки по карманам тырить, он всё замечает, всё помнит, всех посчитал и никого не забыл.
1. Варвара Степановна попросила повысить ей жалование. Её шеф Кудрявцев С.И. пообещал ей повышение "после дождичка". И именно в четверг. Наметь себе мероприятие на 9-ое октября. С уважением, и.о. мирового разума, апостол Геннадий Абрамыч.
2. Ребёнок Иван потребовал у отца новый велосипед. Решение отца гласило "после дождичка, в четверг". Полагаю, пора выполнить обещание отца, прошу принять заявку на 9-ое октября. Обнимаю, и.о. мирового разума, учительница первая твоя, настоятельница метафизической школы "Три тополя", мать Ярославна Путятишна.
3. Андрей Сергеевич Пучков попросил у жены сливянки, которую та хранит в погребе. Жена поклялась дать ему той сливянки аккурат в четверг, причём именно после дождичка. Примите заявку на исполнение посула, 9-го октября сего года. Всего наилучшего, и.о. мирового разума, подпись неразборчиво.

"В лихую годину Бог решил раз в неделю менять и.о. мирового разума, - думал четверг, - устроил путаницу, старый греховодник! Вон у третьей заявки вообще подпись непонятная, мне чего делать - выполнять?! А вдруг пошутил кто? Не-е-ет, к чертям уйду с должности, вон вторник кальян курит, суббота пейсы расчёсывает, пятница пиво глушит, а я что? Каждый божий четверг дождь, каждый божий четверг тружу дикие труды - и так всю осень! Нет моих сил! На волю, в пампасы!". Но грустные мысли - грустными мыслями, а выполнять заявки надо, Бог хоть и старый греховодник, а спросит с четверга, как молодой - не отвертеться.

1. Варвара Степановна была грустна. То ли климакс подкрался к её пышному телу, то ли перечитала она романов дамских, то ли переела зефира в шоколаде - чёрт знает, но только была она грустна, тиха и недовольна. Потому вызову к шефу не только не обрадовалась, а, напротив, расстроилась, уронила папку на пол, потеряла из неё два листочка, полезла за ними под шкаф, стукнулась головой, короче, сплошное горе. Луковое.
- Варвара! - воззвал к ней шеф Кудрявцев, - здравствуй, Варвара! Глянь, Варвара, в окно. Что ты там видишь?
Варвара глянула в окно. Кабинет шефа Кудрявцева располагался на пятнадцатом этаже, так что в окне было видно только небо.
- Ну, дождь прошёл только что. Небо сырое, прям отсюда видно, - поджав губы, сказала Варвара Степановна.
- Вот! - довольно засмеялся шеф Кудрявцев, - Именно в четверг, после дождичка, я обещал тебе поднять зарплату! Иди в бухгалтерию, я уже распорядился. Полторы ставки теперь будешь получать!
Варвара Степановна вышла из кабинета шефа Кудрявцева с вихрем мыслей в голове. В бухгалтерии её поздравили и за спиной заподозрили в интимной связи с шефом Кудрявцевым. Шеф Кудрявцев тряхнул головой и с удивлением подумал "Какого банана я вдруг поднял ей зарплату, чего это на меня нашло? Нет, работница она хорошая, но чтобы я вот так, в одночасье? Странно..."
- Ничего странного, - тихим психотерапевтическим голосом сказал ему на ушко наш четверг, - обещал - сделал. Поднял свой авторитет в коллективе малой кровью. Мудрое решение.
На этом подлый четверг улетучился из кабинета, оставив шефа Кудрявцева тихо собой гордиться.

2. Ярославна Путятишна поливала петрушку в теплице, когда перед ней материлизовался четверг.
- Напугал-то как! - взвизгнула старуха Путятишна и замахнулась на четверг лейкой.
- На, - сказал четверг и сунул под нос старой учительнице мокрый каталог с яркими картинками.
- Это чего? - спросила Путятишна, поставив лейку и надев очки.
- Я в велосипедах не разбираюсь, - сказал четверг и, сорвав петрушку, стал её жевать, - выбирай давай модель, мне некогда.
- А я разбираюсь? - удивилась Путятишна.
- А мне есть до этого дело? - окрысился четверг. - Это не я тут шлю заявки к исполнению. Давай-давай, старушка, разделим ответственность, а то ишь!
Дважды поругавшись из-за цвета и цены, четверг с Путятишной сошлись на красивом сине-красном велосипеде "Фишер". Отец ребёнка Ивана, получив премию, решил купить себе дорогие зимние шины. Зайдя в магазин, он упёрся взглядом в велосипед "Фишер", одобрил его яркую расцветку, вспомнил, что ребёнок Иван ведёт себя прилично, школу не прогуливает, а что разок подрался, так его оппонент сам был во всём виноват. Отец ребёнка Ивана плюнул на новые шины и купил ребёнку Ивану велосипед. Жена была в умилении, ребёнок Иван в нокауте от восторга, а шины - что шины? Баловство это, каждый сезон новые шины-то покупать.

3. Четверг, кряхтя, взламывал замок на погребе семейства Пучковых.
- Дай помогу, не ломай, - раздался за спиной четверга до боли знакомый голос.
- Вы? - поразился четверг, взглянув на благообразного старичка с седой бородой и связкой отмычек в руке.
- Я, - согласился старичок.
- А почему вы не подписались собственным именем?! - ещё больше удивился четверг.
- Потому! - отрезал старичок, - Растрепал бы поди, скажи нет? А мне потом "Он пользуется служебным положением!" в спину бы шептали. А так ты идёшь как соучастник и будешь держать рот на замке. Будешь ведь, а? - и старичок недобро зыркнул на четверг ясными глазами из-под кустистых бровей.
- Буду, что вы, не сомневайтесь! - замахал руками четверг.
- Ну вот, - усмехнулся старичок, - открыто. Лезь вниз, тащи двадцатилитровую канистру. Вон ту, видишь?
Четверг, кряхтя, выволок канистру со сливянкой на свет. И обнаружил старичка в компании с другим старичком, Андреем Сергеичем Пучковым, сидящими за кухонным столом и протирающими стаканы.
- Отменную у тебя, Пучков, жена сливянку делает, - мечтательно сказал старичок, - Будешь, а, четверг?

...Пьяненький четверг возвращался домой, распевая "Не грусти, не плачь, жена! Штурмовать далёко море посыла-ает нас страна!". Благообразный старичок спотыкался рядом и пел про "Ой, цветёт калина!". У небесных ворот четверг и старичок обнялись, попрощались и четверг отправился в обитель дней недели, а старичок достал посох и стал долбить им в ворота, крича "Эй, Пётр! Эй, Павел! Спите там, что ли?! Открывайте, я вернулся! Слышите?! А то всех уволю! После дождичка! В четверг!".

Четверг втянул голову в плечи и бегом побежал домой. Перед увольнением апостолов ему надо было как следует подлечить печень.
prosvetj: (Default)
Чёрт её знает, чего она так набралась с самого утра. В погребе было сыро и тихо, Сказка спустилась туда за огурцами, залипла на банку с вишнёвой настойкой, отряхнула её от пыли, вылезла и набралась. Ох уж ей эти сказочники! И сказочки, да-да, учите матчасть. В избе неприютно, на улице грязно, подохли в пруду караси - Сказка и набралась. Она вообще терпеть не могла осени, а уж когда осень случалась посреди июля, так и вовсе. Июль, ну-ну. Дождь, дохлые караси и все смертельно надоели. А вишнёвая настойка вкусная и терпкая. А соседский троль - дурак и гнусный проходимец. Кикимора - полноценная тупая овца. Волки сыты. Овцы почти все целы, но мокрые и шерсть свалялась. А тут ещё эти звонки.

- Алё, - говорит Сказка, покачиваясь и изучая рюмку с настойкой на предмет трещин в хрустале.
- Ты? - спрашивает очередной сказочник, мать его.
- Кусты, - бодро рифмует Сказка.
- Напомни мне про оловянного солдатика, в кого он там был влюблён? - вопрошает трубка.
- В вишнёвую настойку и деньги, - чеканит Сказка и кладёт трубку, хохоча. Тут не до сказочной классики, тут Сказка напилась и придумывает глупости. Главное, чтоб сказочники верили и фантазировали, ей-то легко, она сама сказка, что ни скажет - всё правда.

Сказка ложится на тахту, раскрывает книжку, читает первое предложение. "Смеркалось", - гласит первое предложение.
- Да-да, - говорит Сказка, - именно. А потом потемнело в чистом поле, а потом зима катит в глаза, и мёртвые с косами. И тишина-а-а-а. И настойка вот вишнёвая по кисельным берегам шпарит. И каноэ по речке туда-сюда. Туда-сюда. И все поголовно пьяные, хоть и индейцы. В белых штанах. И вместо сердца - пламенный мотор. И машина летит. На честном слове и на одной вишнёвой настойке.

Сказка засыпает и видит сон о Золушке. О туфельке. О тыкве. И почему-то об Анке-пулемётчице. Много печалей в Сказкиной мудрости. Она, как кот у Стругацких, всё забывает, как звали Полуэкта... мнэ-э-э... ибн Полуэктовича, да. Старенькая уже. И чёрт её дёрнул захотеть тех огурчиков. И настойка эта вон какая пьяная. О, звонок!

- Алё, - сонно бубнит Сказка.
- Это я, пятый с левого краю сказочник! - быстро говорит трубка.
- И? - тоскует Сказка.
- Как звали сорок братьев у Али-Бабы? - требует трубка.
- Два Нияза, три Фархада, один Бюль-Бюль Оглы и все остальные Фариды, - чеканит Сказка и трёт слипающиеся глаза.
- Обнимаю! - радостно кричит прямо в ухо левый с пятого края сказочник и интимно чмокает в трубку.
- Звони, - безрадостно прощается Сказка.

Прохаживается по избе. Пять минут гладит любимого цыплёнка по голове. Заглядывает в холодную манную кашу, плюётся, варит себе окорочок, думая о генномодифицированной еде и отчего-то о грязном предбаннике в бане. Звонок.

- Сказка Батьковна? Ты? - спрашивают в трубке.
- Мосты, - уверенно рифмует Сказка.
- Не помнишь, кто был самым гадким в "Трёх поросятах"? Ниф-Ниф, наверное? Это я, седьмая планета галактики Бдыщ, сказочник Трымс.
- Самым гадким был он же Гога, он же Жора, - искренне говорит Сказка и грызёт окорочок.
- Спасибо, Сказка! - от души благодарит Трымс из седьмой галактики Бдыщ.
- На здоровье, - умильно отвечает Сказка и роняет окорочок на телефон. Немножко сквернословит. Подметает. Протирает. И ложится спать, негодяйка и вруша.

...На следующий день Сказка встанет, ужаснётся бардаку и своему непрофессионализму, всем перезвонит, извинится, всё расскажет правильно, но - поздно. Вчерашние Сказкины сказки уже ушли в народ. И всё. И Колобок съел в них лису, Винни-Пух выстрелил в Иа, но попал в Царя-Гороха, а Русалочка влюбилась в двоих из ларца, одинаковых с лица.

Отберите у Сказки запасы вишнёвых настоек, а то эта путаница никогда не кончится. Адрес Сказки: ул. Любая, 8. Бегите выручать наши сказки.
prosvetj: (Default)
Жуткая была особа, невероятно жуткая. Ею пугали детей. Она отвечала за скисшее молоко, за то, что парень ушёл к другой, за грозу, за поникший урожай на полях из-за засухи, за снег, ветер, вечернюю деревенскую тоску, за гнусные происки председателя колхоза, за бодливую корову Маньку и за всеобщее разгильдяйство. Она не обижалась, привыкла. Лечила коров, объевшихся клевера по недосмотру пьяного пастуха, приходивших домой с распухшими животами. Вправляла вывихи, успокаивала боль от укусов шершней, усыпляла ребятишек, которые долго не могли уснуть, отгоняла от них комаров и пела песенки. Нелёгкая работа, ей приходилось быть всегда невидимой, а как вправить вывих, будучи невидимой? Вот то-то и оно, надо как-то выкручиваться. Впрочем, она умела. Привыкла. А что до людей - так у них кто-то всегда должен быть виноват, они никак не могут без того, чтобы ни назначить кого-то крайним, а тут такой лакомый кусок - целая ведьма! Она привыкла, да.

Что скажешь, ведьме средних лет не пристало жаловаться. Ремесло есть ремесло, чему научили - тем и занимайся, причём так, чтоб учителям не было за тебя стыдно. Она и занималась. Для грусти времени почти не было, так только, иногда, вечером. Все дети в деревне заснули, собаки тоже, волки выгнаны за пределы её царства, чтоб не бесчинствовали, а там, за её пределами, своя ведьма есть, своя территория. И так моя ведьма недавно скормила стае трёх больных овец, хватит, пожировали, геть отсюда в другое место! Вот так вот, знай меня, каждый волк, бойся и не шали! ...Выйдет моя ведьма на берег моря, сядет на прогретый за день ласковым солнцем камушек, окунёт в морскую прохладу бутылочку белого игристого - и ну подзывать чаек дудочкой. С чайками моя ведьма дружит давно. С тех пор, как случился у неё роман с местным козлоногим Паном. Козлоногий-то козлоногий, но сексуальный до невероятного! А уж какой куртуазный, уж какой начитанный, какой собеседник, какой партнёр по играм в лото, боже-боже! Ну а чайки, понятное дело, ужасно любопытные, как им прикажешь не подглядывать за тем, что ведьма да Пан резвятся на берегу? Никак. Они тоже хотят зрелищ. А Пан - известный эксгибиционист, он только рад, что за его утехами есть кому наблюдать. Да и моя ведьма не против. После того, как Пан бросил мою ведьму ради нимфы из соседнего леса (ведьма не обиделась, не последний же любовник в её жизни, в самом-то деле), ведьма с чайками не раз обсуждала, как им с Паном было хорошо. Чайки, правда, не были согласны с позой номер 26, но это только потому, что у них крылья и нету ног, а такую позу может принять в любовных утехах только существо с руками и ногами, пусть и козлоногими ногами, но ногами же. Ну, так и задружили. Чайки, стало быть, летают, а моя ведьма откроет себе бутылочку игристого и рассказывает чайкам истории из своей долгой жизни.

- Несёт меня лиса за синие леса, за высокие горы, за широкие реки, - говорит моя ведьма и потягивает игристое прямо из бутылки.
- И что? И что-что-что? - спрашивают чайки, кружа над её головой.
- А я ей говорю, мол, дурочка, я ж только на пару часов в петуха обратилась, вот как только рассвет за кромкой леса покажется, так я человеком стану да пну тебя под хвост, противную, - улыбается моя ведьма.
- И что? И что-что-что? - бьют в нетерпении крыльями любопытные пернатые.
- Лиса глупенькая, рыженькая, в карих подпалинах, она мне не верит - и несёт дальше, такая вот дурочка, - мечтательно потягивая игристое, делится с чайками ведьма.
- И что? И что-что-что? - воодушевлённо вопят чайки.
- А ничего особенного. Рассвет расцветил кромку леса алым, я и обернулась в человека. Пнула её, лису-то, под хвост, не без этого. И не без удовольствия, если честно. Пусть знает, что иной раз петух вовсе и не петух, а сказка может закончится не так, как ей бабушка в детстве читала. Покатилась она вниз под горку, заплакала, укусила себя за хвост - да и умчалась куда-то по влажной лисьей тропе, я и догонять не стала, зачем? Свой урок она получила, - рассказывает моя ведьма, а чайки кружат, кружат, кружат...

- Ой! Гроза! Пожар! Разоренье! - слышится бабий визг из ведьминой деревни. Ведьма залпом допивает остатки игристого, встаёт, отряхивает платье и кивком благодарит чаек за хорошо проведённый вечер. Она уже с полчаса как знала, что идёт на деревню ветер, да нехороший ветер, не иначе как соседская ведьма озлилась за то, что моя ведьма на её территорию волков выгнала. Ничего. Ведьма справится. Ей не впервой. Она уже в зрелом возрасте, ей такое исправить - как кулёк семечек выщелкать. Вот она, видите, в поле? Суровая. Но славная. Такая вот у меня ведьма, хвалюсь.



Сказка написана по заказу моего товарища [livejournal.com profile] melladan. Жду от него комментариев.
prosvetj: (Default)
Иной раз не задастся день с утра, хоть плачь. И поплакало бы, а нечем - порцию дождя не подвезли. Застряли где-то на Северном полюсе, заплутали, заморозили всю воду к едрене фене, взяли бы их черти, и вот сиди теперь несчастное, даже не всплакнуть. А насухую злиться дело то ещё: можно вообще в депрессию впасть до зимы. А зимой и так тоска-а-а-а... Сиди себе да книжки читай, одна радость. Ну когда ещё чаю можно пошвыркать, если кто в гости закатится. Так до зимы ещё - ого-го! ...Нет, не задался с утра день!

Облако скукоженно потусовалось в небе, немножко поскандалило с вороной, попихалось среди таких же злых облаков - неа, не помогает настроению. Тогда оно полетело в парк, в надежде украсть из фонтана чуточку воды, но злобный смотритель парка Ефимыч погнал его метлой и добрым словом из парка вон, он уже эти штучки, старый злодей, давно изучил. Облако пошипело на него паром, о чем горько пожалело, вылетев за ограду. Пар же тоже вода, его беречь надо, эх, не задался денечек с самого утра! Улицы были душными и бесили облако до смерти, люди были противными, собаки - грязными, утки в окрестных прудах - тупыми, сами пруды - вонючими, фиг в такое захочется нырять. И вдруг облако увидело удивительное: на парапете сидел малыш лет семи, а в руках у малыша было мороженое. Ярко-розовое, красивое. Но удивительное было не в этом. Малыш смотрел на облако, пристально, в упор - и манил его к себе пальцем.
- Ты мне? - шепотом спросило облако. Ни одна человеческая особь в мире ещё ни разу не думала про него, как про одушевленный предмет.
- Ага, - сказал ребенок и подмигнул облаку.
- А как так? - нелогично удивилось облако.
- Не хочу мороженое, а ты хочешь. Смотрю, скукожился, значит, пить хочешь. А мороженое уже подтаяло, ну вот я и решил, что тебе в самый раз, - очень по-взрослому ответил малыш.
- Ты откуда такой? - удивилось облако ещё сильней, хотя и так уже куда сильнее-то?
- Да пролётом. Заблудился, если честно. Схема какая-то в тарелке полетела, я тут приземлился, ну и это - сижу вот думаю. А что я как маленький, так тутошние, вроде, к детям хорошо относятся. И к громилам, мне так программа моя сказала. Но громила должен быть злым, а я не люблю, - объяснил малыш разинувшему рот облаку.
- Это..., - сказало облако, - Это самое... Как это... Инопланетянин?!
- Ешь, - сказал малыш, - а то растает. Ну, инопланетянин, и чего? Слушай, друг, помоги мне с толкача завестись, а? Ну её, схему чинить, я тут проторчу до не знаю чего, а вот ты б меня подтолкнуло - и в самый бы раз, а?

Облако после мороженого налилось ярким розовым румянцем и расправило рюшечки. Полетало над малышом. Удивилось лёгкости бытия.
- Чего-то меня с одного мороженого так увеличило? - спросило оно удивлённо.
- Мороженое с моей планеты, - улыбнулся малыш, - Оно не такое, как тут у вас, оно специальное, чтоб у любого живого организма сил прибавить в десять раз.
- Тогда полетели толкать твою тарелочку! - засмеялось облако, - Показывай, где?

...Облако подтолкнуло тарелку малыша. И малыш улетел далеко-далеко. Он сказал облаку адрес и координаты, но облако не умеет летать сквозь звёзды, зачем ему помнить координаты? Оно их сразу и забыло. Просто теперь я знаю, когда мимо моего дома проплывает розовое облако - значит, недавно его накормил мороженым очередной инопланетянин, только и всего.

Так что вчера опять у нас были инопланетные гости, вот же оно - розовое облако над моим домом. Всё просто, всё удивительно просто. Правда-правда.

Profile

prosvetj: (Default)
prosvetj

July 2011

S M T W T F S
     12
34 5678 9
101112 131415 16
17 18 19202122 23
24252627 28 29 30
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 03:13 am
Powered by Dreamwidth Studios